Кризис без дефолтов, или должны ли рейтинговые агентства снижать рейтинги?

Павел Самиев
Генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром», председатель комитета «Опоры России» по финансовым рынкам
4 июля 2022, 18:11

Ответ может показаться неожиданным.

Трудно спорить с тем, что риски кратно возросли практически во всех отраслях российской экономики (кроме некоторых сегментов — очевидных бенефициаров сжатия импорта, резкого роста цен в некоторых экспортных отраслях и т. д.). Санкционное давление, препоны для проведения операций, снижение спроса, проблемы с логистикой — всё это не может не сказаться на «самочувствии» корпоративного сектора. 

При этом достоверно оценить реальную степень влияния этих рисков очень сложно, даже если речь идёт о рейтинговых агентствах, имеющих доступ к отчетности компаний. Просто потому, что реальное влияние разворачивающихся сегодня процессов можно будет увидеть в отчётности корпораций только через квартал-два, не ранее конца года. В сегодняшних финансовых показателях и результатах деятельности компаний «новая реальность» еще толком не проявилась. 

В связи с этим резонный вопрос к тем, кто, как говорится, по долгу службы должен даже в такой ситуации выдавать актуальное мнение об уровне рисков и предупреждать о потенциальных ухудшениях кредитоспособности эмитентов и банков, проще говоря — о возможных дефолтах. К кредитным рейтинговым агентствам. Безусловно, речь не «большой тройке» Moodys, Fitch и S&P, которые уже совершенно дискредитировали себя, объявив первыми, что дефолт России как эмитента госдолга уже состоялся — при том, что выплаты инвесторам Россия направила, но именно западная инфраструктура, в том числе депозитарий, не позволяет инвесторам их получить. Посмотрим, как реагируют российские КРА.

А реагируют они по-разному. На днях АКРА опубликовало результаты исследования, из которого становится видно, что одни агентства (читай — «Эксперт РА») снижают оценки рейтингуемым компаниям, другие (читай — АКРА) — выжидают, ограничиваясь лишь постановкой рейтингов в режим «на пересмотре». Исследование любопытно не только тем, зачем, собственно говоря, оно выпущено, но и таким концептуальным вопросом: а должны ли рейтинги отражать, и если да — то как, возросшие риски? 

Итак, риски компаний-эмитентов, конечно, выросли. Но вероятность дефолтов по облигациям — не факт, что ощутимо увеличилась. Казалось бы, звучит нелогично, но на самом деле то давление, которое испытывают многие компании, неопределенность и сильная волатильность, могут ухудшить их финансовые показатели деятельности, но не являются шокирующими. Шок ликвидности, резкое сужение спроса или «ножницы» выручки-расходов, драматическое ухудшение способности обслуживать свои долги — этого почти ни в одной отрасли нет. При этом, наверняка, возрастет число «компаний-зомби», которые работают фактически только на обслуживание долгов (об этом недавно также писало другое рейтинговое агентство, НКР, вспоминая Японию периода затянушейся рецессии).

В основном же риски реализуются по-другому: постепенное ухудшение финансового результата компании, вынужденная оптимизация расходов, рост сроков окупаемости бизнеса, необходимость реструктуризации некоторых долгов, но без фактического неисполнения обязательств. Кроме того, запущенные программы господдержки (кредитные каникулы, реструктуризация кредитов и льготные кредиты и т.д.) ещё дальше отодвигают потенциальные проблемы дефолтов. 

Гораздо мягче своей стандартной практики действует и регулятор — Банк России. Думаю, что еще год-другой назад при тех же финансовых и нормативных показателях ряд банков уже лишился бы лицензий или, как минимум, попал бы под внешнее управление. «Неудовлетворительное финансовое положение и невозможность обеспечить свои обязательства» — стандартная причина большинства случаев вмешательства регулятора. Сегодня этого не происходит и, более того, происходить не будет. Даже если банк «провалится в яму», ЦБ предоставит возможность самостоятельно из неё выкарабкаться. Правильно это или нет — другой вопрос, но механизм кредитных каникул, по сути представляющий собой ровно то же самое, зарекомендовал себя в пандемию очень хорошо: больше 90% заемщиков вернулись в график платежей, восстановив свою платежеспособность. 

Получается, что снижать рейтинги сейчас не надо? И вот тут ответ тоже может показаться неожиданным. 

Кредитные рейтинги — это мнение рейтинговых агентств о способности компании или иного рейтингуемого объекта выполнять свои финансовые обязательства. Да, действительно, можно сказать, что в моменте каждому рейтинговому классу соответствует какая-то статистически доказанная вероятность дефолта (и даже у наивысшего уровня — ААА — она ненулевая). Но в текущей ситуации, даже если мы не увидим увеличения числа дефолтов эмитентов и падения банков (а пока что, все выглядит так, что не увидим), финансовое их положение явно ухудшается, и кредитные рейтинги не могут этого не отражать, а значит, не создавая конечно же лишнего ажиотажа, рейтинговые агентства должны давать такие сигналы, снижая часть рейтингов.